Правительство Санкт-Петербурга
Жилищный комитет
Санкт-Петербургское государственное бюджетное учреждение
Горжилобмен
Основано в 1927 году
  • Справочная служба: +7 (812) 576 00 00
  • Россия, Санкт-Петербург, ул. Бронницкая, д. 32

    Каталог услуг


    Не ради красного словца

    Более 80% жилого фонда Санкт-Петербурга – около 1 миллиона 300 тысяч помещений – передано в собственность граждан в рамках процедуры приватизации. Уже несколько раз сообщалось, что бесплатная приватизация будет приостановлена или вообще закончена, однако ее продлевали. Также много разговоров велось о деприватизации и о проблемах, связанных с расселением аварийных домов и коммунальных квартир. Какова ситуация сейчас? Об этом «Консьержъ» побеседовал с директором ГБУ «Горжилобмен» Сергеем Филимоновым.

    – Сергей Алексеевич, бесплатная приватизация еще интересует петербуржцев?
    – Судите сами: за 2015 год всего было приватизировано 26036 жилых помещений, в том числе 15573 квартиры и 10463 комнаты в коммунальных квартирах, а с начала 2016 года в частную собственность перевели 2560 квартир и 1771 комнату. Активнее всего этот процесс происходит в Невском, Красносельском и Кировских районах.

    – А какое настроение у граждан? Какие трудности возникают?
    – Настроение – разное. Сейчас много говорят о том, что жители аварийных домов находятся в неравном положении с остальными, но ведь двадцать лет назад их жилье не было аварийным, и право на приватизацию они имели, так что никакой несправедливости нет. Мы знаем это точно, поскольку являемся единственным учреждением в Санкт-Петербурге, которое занимается оформлением приватизации. Что до трудностей – возникают чисто технические сложности при подтверждении того, что ранее человек не участвовал в приватизации.

    - Еще одна интересная тенденция: люди заключают договор приватизации, после чего помещение переходит в статус частной собственности, однако этот документ имеет юридическую силу только тогда, когда он зарегистрирован в Росреестре. Человек не идет на регистрацию, имущество остается в статусе госсобственности, налоги жители платят меньше, взносы на капремонт не перечисляют и т. д.  Как это изменить?
    – Да, ситуация такая существует. Но это не является основной причиной не оплаты капитального ремонта. Полагаю, что управляющие организации тоже должны интересоваться этим процессом.

    – Обратный процесс, то есть деприватизация, привлекает горожан?
    – В течение года в Санкт-Петербурге было подано 200 подобных заявлений, это не масштабная цифра, о тенденции говорить не приходится, все-таки плата за капитальный ремонт не настолько весома в Санкт-Петербурге, чтобы из-за нее отказываться от собственности.

    – Еще один актуальный вопрос – расселение коммунальных квартир и, главное, что тормозит этот процесс?
    – Вы знаете, эпитет «коммунальной столицы» Петербургу был присвоен журналистами, для красного словца. Он не соответствует действительности. Исторически так сложилось, что когда-то проводилось коммунальное заселение, а потом жители приватизировали помещения. Но говорить о невероятном масштабе этого явления... Восемь лет назад в городе было 116 тысяч коммунальных квартир, сегодня их 90 тысяч. На процедуру расселения выделяются большие деньги. Например, только в этом году – 3 миллиарда 100 миллионов бюджетных рублей. Однако практически все привлекательные для инвесторов квартиры уже расселены, сейчас остались только достаточно сложные объекты. Для того чтобы стать участником программы, когда она только начала действовать, необходимо было получить согласие всех жильцов, проживающих в данной коммунальной квартире. Но кто-то просто не хочет переезжать, кто-то сдает комнату и годами в ней не появляется, кто-то живет в другом городе или вообще в другом государстве и думать забыл о своей площади. В результате очередник, который 20-30 лет живет в этой квартире, не может воспользоваться своим правом на улучшение жилищных условий, так как нет общего на то согласия. В связи с этим Жилищным комитетом были инициированы изменения в программе,  Законодательное собрание поддержало, ведь задача жилищной политики города помочь людям-очередникам, в особенности тем, которые стали заложниками своих соседей. Кстати, после внесения этих поправок люди стали активнее вступать в программу. Приоритет в получении социальной выплаты имеют те, кто собрал согласия всех жильцов. Еще одна типичная проблема при расселении – завышенные требования, когда из маленькой, убитой комнаты жители хотят перебраться исключительно в трехкомнатную квартиру на Невском проспекте.

    - Какие действия предпринимаются для предотвращения самозахвата свободных комнат в коммунальных квартирах?
    – К сожалению, есть такие случаи. Но для очередников, соседствующих со свободными комнатами, есть возможность их выкупить с понижающим коэффициентом. Чем дольше человек стоит на очереди, тем дешевле для него эта комната будет стоить. Также есть возможность выкупить с рассрочкой платежа на 5 лет. Надо отметить, что такой услугой могут воспользоваться в т.ч. и не очередники, но оплачивать они будут полную стоимость комнаты, оценку которой проводит независимая оценочная компания.

    – Говоря о переезде: ОНФ отчитался о низком качестве новостроек, предназначенных для расселенных. Сталкивались с этой проблемой у нас, в Петербурге?
    – Нарекания, конечно, есть. К нам также обращаются люди, жалуются: «Вы нам продали квартиру, а тут сантехника неисправна, плитка отваливается…». Однако эти вопросы нужно адресовать организации, которая принимает дом. Мы осуществляем только саму процедуру предоставления жилых помещений – в юридическом поле. Вообще, как должно все происходить: застройщик сдает дом, официально вводит его в эксплуатацию; дом принимает управляющая компания, выбранная в результате открытого конкурса, и все вопросы, связанные с выявленными недостатками дома, именно УК решает с застройщиком. Если таковые вопросы возникли, застройщик устраняет дефекты и только потом новоселы получают ключи. В дальнейшем проблемы должны улаживаться при участии ГУЖА (агентство выступает представителем города-собственника) и управляющей компании.

    – «Консьержъ» уже писал о программе «Пожизненная рента». Насколько она востребована среди пожилых горожан и зачем нужна городу?
    – Когда обсуждали закон о пожизненной ренте, разработчиков тоже спрашивали: в городе не менее 44 тысяч одиноко проживающих  граждан в возрасте старше 75 лет, при отсутствии наследников в будущем их квартиры в любом случае перейдут в город, зачем тратить бюджетные деньги на то, чтобы увеличить это число? Однако на практике эти квартиры куда-то растворяются и в жилой фонд города не входят. Причины и криминальные, и мошеннические. Не хочу на них останавливаться. В любом случае, нашей задачей было обеспечить защиту одиноких пожилых людей. Подписанный договор с городом дает такую возможность. Пожилые люди единовременно получают 10 % от рыночной стоимости квартиры и ежемесячно выплаты в размере около 17 тысяч рублей и могут сделать ремонт, поехать в санаторий, а кто-то выбирает коммерческий дом престарелых, т.е. они сами решают на что потратить средства.

    – Почему в программе могут участвовать люди только в возрасте 75+?
    – Нижняя граница была установлена, исходя из демографических показателей населения Санкт-Петербурга. Пока это пилотный вариант программы, впоследствии возраст может быть снижен, а суммы выплат увеличены. Возвращаясь к вашему вопросу о востребованности. С момента принятия закона заключено уже 50 договоров, на его реализацию выделено 27 миллионов рублей, мы оказываем госуслугу в этих рамках. В бюджете Санкт-Петербурга на 2016 год предусмотрено 39 602,6 тысяч рублей. Это позволит подписать от имени Санкт-Петербурга еще 50 договоров пожизненной ренты и выплачивать ежемесячные суммы по договорам, заключенным в 2015 и 2016 годах. Увеличение объема бюджетных средств зависит от роста спроса на данную услугу. Видите, город ответственно относится к своим обязательствам и своим жителям!

    Источник - газета "Консьержъ", Светлана Хаматова.



    Всего:
    0 семинара
    Сумма: 0 руб.

    СПБ ГБУ Горжилобмен



    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.